четверг, 10 марта 2016 г.

Последний закат


Фолл-Ривер, штат Массачусетс, США

    Николь Миллан сидела в своей комнате и слушала музыку. Через полчаса ей необходимо было быть на тренировке – скоро состоится соревнование по теннису между университетами. Она встала с кровати, достала из шкафчика спортивную форму, кроссовки и сложила всё в сумку. Затем метнулась на кухню, где взяла из холодильника бутылку воды и направилась было обратно, но стоящая у плиты мать окликнула её:
    — Николь, поешь что-нибудь перед уходом.
    — Хорошо, мам, сейчас воду положу и вернусь.
    Не успела девушка войти в свою комнату, как мать закричала:
    — Николь, Джимми, идите все сюда! Скорее!

    От неожиданности Николь выронила бутылку и быстро вернулась на кухню. Взгляды матери и отца были прикованы к телеэкрану, где показывался экстренный выпуск новостей.
    — ...сообщали о подозрительных сейсмических колебаниях в последние месяцы. Сегодня же стало известно, что причиной этому было земное ядро, которое проявляет повышенную температурную активность. Уже сейчас температура центра Земли превышает допустимую норму в один и семь десятых раза. С каждым часом температура увеличивается. Говоря простыми словами, дамы и господа, сегодня, возможно, наш последний день. Менее чем через двадцать часов нас может и не быть. Молю Бога, чтобы это было не так! Прошу не поддаваться панике, проведите этот день достойно, с родными, близкими и друзьями! На этом мы прекращаем вещание — каждому из нас нужно столько всего успеть. Мариса, Джейси, ждите меня, я сейчас к вам приеду. Пит, Ольга, — обратился ведущий к оператору и гримёру, — мне было приятно с вами работать, вы лучшие.
    Николь и её родители стояли неподвижно в течении минуты. Молчание нарушил звонок домашнего телефона. Трубку поднял отец:
    — Джим, это ты? Ждите нас через два часа, мы уже выезжаем.
    Джим по голосу узнал своего брата, с которым не виделся семь лет.
    — Хорошо, Том. С нетерпением буду ждать встречи.
    Не успел он повесить трубку, как послышался звонок в дверь – соседи уезжали в Бостон и хотели попрощаться. Николь не хотела надолго задерживаться, поэтому, извинившись, попрощалась с соседями и побежала в спортзал.

Елизаветинка, Ленинградская область, Россия

    Сон Галины Максимовны прервал ранним утром лай собак, означавший, что у её двора кто-то ждёт встречи с хозяйкой. Выйдя на крыльцо, она увидела стоящую на улице машину. Сердце её заколотилось и она ускорила шаг. Не успела она открыть калитку и выйти, как к ней подбежал мальчик. Это был её внук.
    — Привет, бабушка, — радостно кричал мальчишка, бросаясь в руки старушки.
    Следом за внуком, поздоровались и сын со своей супругой.
    — Я рада, что вы приехали, — не скрывала Галина Максимовна своих чувств, — проходите в дом, сейчас позавтракаем.
    Внук один из первых забежал в дом, следом за ним зашла его мать. Оставшись один на один со своим сыном, Галина Максимовна спросила:
    — Олег, не случилось ли чего? Вы так рано приехали, к тому же ты вроде должен был быть сегодня на работе.
    — Нет, мама, всё в порядке. Я взял отгул и мы решили приехать к тебе.
    — Хорошо, а то я начала было уже переживать. Проходи, переодевайся, да потом дров поможешь мне перетащить.
    Олег открыл дверь, но так и не вошел. Вместо этого он вновь повернулся к матери и сказал:
    — Мама.
    — Да, сынок.
    — На самом деле, сегодня ночью сообщили, что миру грозит катастрофа, — он сделал вдох, собираясь с силами, — сказали, что температура в центре Земли стремительно увеличивается и что через пол дня нашей планеты может и не быть. Я, конечно, не до конца в это верю, может всё обойдётся, может это какая-то ошибка, но а вдруг нет? Поэтому мы и здесь. Я хотел провести последний день с тобой.
    Галина Максимовна долго стояла на месте, обдумывая всё сказанное. Наконец, она улыбнулась и промолвила:
    — Коли так, тогда чего мы ждём? Сейчас наготовим всего да побольше, накроем стол прямо на улице и будем достойно встречать нашу судьбу, ведь так? А теперь марш переодеваться!

Шанхай, Китай

    Ещё до конца не проснувшись, Ши Чжоу — сотрудник курьерской службы доставки, толкнул дверь офиса. Он знал, что уже через несколько минут от его сонливости не останется и следа. Всё потому, что утром всегда много работы — товар, который пролежал всю ночь на складе, нужно скорее доставить получателю. Ши отыскал глазами одного из операторов — симпатичную девушку Джию Сун. Она пришла к ним работать недавно, всего три недели назад, с тех пор Ши всё никак не осмеливался пригласить её в кафе. Он направился к девушке, чтобы поздороваться, но на пол пути ему в руки сунули коробку:
    — Вот заказ, вот адрес. Срок — сорок минут, нет, уже тридцать шесть. Вперёд.
    Ши крепко сжал коробку в руках и побежал к выходу. Закрывая дверь, он ещё раз отыскал глазами Джию, а затем спустился вниз по ступеням, потому что не было времени ждать лифт.
    Выйдя из здания, он направился к скутеру, осторожно положил коробку в багажник, надел шлем, затем посмотрел на часы и только потом помчался по оживающим улицам Шанхая.
    На пол пути к месту назначения Ши заметил, что взгляды большинства людей прикованы к телевизорам, которые стояли чуть ли не в каждом кафе, баре или ресторане. Курьер так бы и помчался дальше, но у входа одного из баров женщина настолько энергично махала руками, призывая прохожих послушать выпуск новостей, что Ши стало любопытно. Он остановился, взял в руки коробку, чтобы кто-нибудь её не стащил и зашел в набитое людьми помещение.
    После этого выпуска новостей окружающие по-иному взглянули на мир. Казалось, будто бы пелена сошла с глаз, туман вокруг рассеялся и люди наконец-то стали замечать друг друга. Бармен предлагал напитки всем желающим, многие доставали мобильники и набирали номер близких людей, кто-то бежал, надеясь успеть сделать множество поистине важных вещей за сегодняшний день. А Ши не спеша вышел из бара и первым же делом посмотрел на клочок неба, который можно было разглядеть среди верхушек высоких зданий. Где-то там, думал он, за ним наблюдают его родственники. Он вспомнил лицо матери, которое видел только на фотографии. Быть может они скоро встретятся, очень скоро.
    Выходивший из бара человек ненароком задел Ши и он вспомнил, что ему всё же следует доставить посылку. Он снова положил коробку в багажник и тронулся с места.
    Ши ехал по знакомым улицам Шанхая, но только теперь город было не узнать. Пустые разговоры прохожих сменились просьбами прощения, словами любви, поддержкой и искренностью. Маршрут людей теперь стал более осмысленным: те, кто изо дня в день заставлял себя идти на работу, теперь шел совершенно в другую сторону, те, кто любил посидеть в баре, теперь спешил оттуда уйти и напротив, тех, кто не имел привычки туда захаживать, сейчас тянуло любопытство. Работа, социальный статус, уровень IQ, наличие яхты, автомобиля, айфона, уровня в многопользовательской игре, количество денег на кредитной карте, подписчиков в твиттере, лайков и всего прочего вмиг стало ненужным, пустым, бесполезным.

Фолл-Ривер, штат Массачусетс, США

    — Всё-таки здорово сегодня сыграли, — отметила Александра, складывая в сумку спортивную форму.
    — Ещё бы! Выкладывались, как в последний раз, — подхватила Миа и лишь потом осознала, что сболтнула лишнего.  В раздевалке воцарило молчание.
    — Хватит унывать в конце-то концов, — прикрикнула спустя минуту Сюзен, — или вы хотите до утра ходить с кислыми минами? Лучше давайте вспомним самые яркие моменты, например, помните ту игру, когда Александра буквально разгромила эту Стефани из Луизианы?
    — Да как же такое забудешь, — приободрилась Лиза, которая до этого впала в уныние и размышляла о вечерней новости, — я же вот этими руками вырвала этой Стефани внушительный клочок волос.
    — Вот только не обязательно было потом мне их в нос тыкать, — с наигранной обидой отозвалась Александра.
    — Ну уж извини, если б она тогда не встряла, кто знает, что бы случилось с тобой, — присоединилась Николь к беседе.
    — Славная была драка, — подытожила Сюзен.
    — Да это так, ещё цветочки, в сравнении с тем, что было у парней три года назад.
    — А что было? Я не помню.
    — Говорят, тогда троих парней исключили из университета, в общем, дело было так...
    Спустя полчаса, когда чувство ностальгии сбавило обороты, Николь сказала:
    — Ладно, девчонки, мне пора, нужное многое успеть сделать.
    — Да, точно, с вами так и до конца света просидеть можно.
    — Как будто что-то плохое...
    — Как бы всё ни сложилось, я хочу, чтоб вы знали — вы лучшие!
    Через десять минут Николь покинула двор университета, напоследок окинув его взглядом, и помчалась на кладбище.

Елизаветинка, Ленинградская область, Россия

    — А чего это, Галя, к тебе сын приехал среди недели? — спросила соседка, когда Галина Максимовна вышла посидеть на лавочке.
    — Ты телевизор смотрела?
    — Нет, зачем он мне сдался, с утра своих хлопот полно.
    — Вот и я не смотрела, но Олег говорит, что ночью по новостям сказали, будто катастрофа какая-то случилась, так что все в панике решили провести свои дни как следует.
    — Да ты что? А что за катастрофа-то?
    — Не знаю, да и какая разница?
    — Ой, да не верю я. Что мне теперь прикажешь делать? Ехать мне некуда, готовить некому, разве что дети приедут, но это вряд ли, они только рады были избавиться от старой ворчливой карги.
    — Глупая ты, Оля, не теряй надежды. А представь, что они всё-таки приедут, у тебя же и покормить их нечему будет. Наготовила бы чего-нибудь, прибралась.
    — Да ну тебя, — отмахнулась Ольга Степановна, — но доля правды есть, хоть собак покормлю в случае чего. Ладно, побежала тогда. Выходи ещё вечером.
    — Обязательно. Если что нужно, говори, у меня молока полно, сахара, муки.

Шанхай, Китай

    Ши поставил свой скутер на обочине, забежал в здание и позвонил в дверь квартиры, номер которой был указан на коробке. Спустя пол минуты дверь открыл седовласый старик.
    — Здравствуйте, я из курьерской службы, вот ваша посылка. Распишитесь, пожалуйста.
    Ши протянул коробку, бланк и ручку получателю, тот расписался, но коробку забирать не стал. Вместо этого он разглядел Ши с ног до головы и промолвил:
    — Сынок, вчера я заказывал себе новые ботинки только потому, что хотелось потратить несколько тысяч юаней. Вчера я думал, что новые ботинки мне действительно нужны. Но сегодня я понял — всё, что мне нужно уже давно было в моей жизни.  Возьми эти ботинки себе, а мне пора, меня ждёт семья.
    Ши хотел было возразить, но старик уже закрывал дверь. Тогда парень открыл коробку, чтобы посмотреть, как выглядят ботинки, стоимостью более тысячи юаней — сумму нескольких его зарплат. "Обычные ботинки, ногам-то какая разница?" — недоумевал он, выходя на улицу.
    Чуть поодаль от места, где стоял скутер, радостно кричал бездомный, одетый в грязные штаны и... чистый пиджак. Видимо кто-то из работников ближайшего офиса решил поделиться своим костюмом с нищим. Ши направился к нему.
    "Пи-джак, пи-джак", — то и дело повторял, улыбаясь, бродяга. Ши протянул ему новые ботинки и помог надеть.
    — Сегодня, твой день, парень, — похлопал курьер по плечу бездомного, от чего его улыбка стала ещё шире.
    Тут же из рядом расположенного ресторана вышел официант и пригласил этого бездомного отведать коронное блюдо их шеф-повара, обосновывая это тем, что раз посетителей нет, чего добру пропадать? Ши с официантом проводили нищего и устроили за столиком у окна.
    Отъезжая, Ши думал, как случилось, что одним в жизни некуда деть деньги, в то время, как другим их негде получить?

Фолл-Ривер, штат Массачусетс, США

    Николь присела у могилы Мая Маккарти.
    — Привет, мой ангел-хранитель. Я не могла тебя не навестить., — сказала она, борясь с собой, чтобы не разрыдаться в первую же минуту, но всё-таки её голос дрогнул. — Даже не знаю, как начать. Похоже, я скоро тебя увижу.
    Солнце клонилось к закату. Все мысли Николь были обращены к тем дням, когда этот робкий, но отважный парнишка был жив.
    — Однажды ты процитировал слова известного тебе человека. "Счастье обретёшь в умении ценить то, что есть". После того, как ты меня спас, я поняла, что жизнь коротка и что каждый день, каждое мгновение имеет высокую цену. Я знала, что этот день наступит, знала, что он наступит достаточно быстро, я старалась ценить каждые дарованные мне моменты жизни, но, знаешь, я всё равно чувствую недостаток жизни в своих днях. Мне ещё столько всего хочется сделать. В конце концов, всем тем дням, что я прожила после твоей смерти, я обязана тебе и только тебе, поэтому не хочу, чтобы твоя смерть была напрасной. И вдруг, оказывается, что время вышло.
    Николь склонилась над могилой, а её слёзы капали на землю.
    — Больнее всего осознавать то, что у тебя тоже были такие мысли. Ты наверняка строил какие-то планы, у тебя наверняка было что сказать людям на прощание. Мгновение, и ты перечёркиваешь всё своё будущее, ради человека, который должен был быть на твоём месте.
    — Я знала, где тебя искать, — прошептала мать Николь, — пойдём, я хочу провести вечер в полном составе семьи. А Май, я уверена, не хотел бы, чтобы ты была здесь всю ночь.
    — Хорошо, мама. — Девушка встала, вытерла слёзы, а затем прошептала, — Май, спасибо тебе за всё.
    — Кстати, не думай, что время вышло. У нас всё ещё впереди.
    — Знаю, мама.
    И они поспешили к своему дому.

Шанхай, Китай

    Вместо своей скромной каморки Ши направился в офис. Он не надеялся там кого-либо увидеть, и уж тем более не надеялся увидеть там Джию. Но, толкнув дверь офиса, он застал девушку, в одиночестве сидящей за компьютером. Джия не сразу заметила курьера, а потому вздрогнула, когда тот к ней обратился:
    — Что ты здесь делаешь?
    — А ты что здесь делаешь?
    — Я решил зайти отдохнуть, в последний раз окинуть взглядом стены родного офиса.
    — А я... Я здесь живу.
    — Что?!
    — Это долгая история и мне уж совсем не хочется её рассказывать. Но если это умерит твоё любопытство, то скажу, что меня выселили из комнаты, а единственным, кто согласился, чтобы я ночевала на работе был наш начальник. Так я попала сюда и живу уже три недели.
    Ши стоял, от удивления разинув рот.
    — Ладно, я наверное мешаю тебе.
    — Вовсе нет, я только рада гостям. Ты представить себе не можешь, до чего я люблю дневную суматоху, что царит в этом офисе изо дня в день. Потому что, после окончания рабочего дня, здесь становится настолько скучно, что можно сойти с ума от одиночества. — Джия окинула взглядом гостя. — Ой, что это я? Тебя же наверняка кто-то ждёт.
    — Да никто меня не ждёт. И пришёл я сюда только потому, что не хотелось идти к себе домой. Там тоже, знаешь ли, очень скучно, но, в отличие от офиса, в моём доме скучно всегда.
    — Вот значит как? Тогда, чувствуй себя как дома, — хмыкнула Джия и повернулась к компьютеру, давая гостю свободу действий.
    — Слушай, ты действительно хочешь провести остаток дня здесь?
    — Вообще-то нет, я планировала вечером пойти на пляж, — ответила девушка, не отрываясь от экрана.
    — Может, сходим куда-нибудь поужинаем? У нас есть превосходный шанс побывать в любом ресторане, какой только пожелаешь.
    Джия резко повернулась, оценивающим взглядом посмотрела на парня, а потом сказала:
    — Не имею возражений. Только дай мне пару минут.


Елизаветинка, Ленинградская область, Россия


    — Галя, мне так стыдно, так стыдно, — в слезах прибежала Ольга Степановна к соседке , — я очень плохая мать.
    Галина Максимовна, кажется, начала догадываться, что произошло, но хранила молчание.
    — Я не верила в своих собственных детей. Я думала, они не приедут ни под каким предлогом, думала, они навсегда позабыли обо мне, а они, а они...
    — Ладно-ладно, хватит тебе. Чего же ты ко мне прибежала? Накормить гостей нечем?
    — Нет, я-то как раз наготовила.
    — Раз наготовила, значит всё-таки верила, что они приедут. Выше нос!
    — В общем, спасибо тебе, Галя. За всё спасибо.
    — Вы заходите к нам если что. Мы же решили на улице стол накрыть, а тут хоть пол села поместится.
    — Кстати да, у Марины сын, одногодки с твоим внуком, зайдём, познакомимся. Господи, Галя, я так рада за них!

    Это был необычный день, привнёсший в жизнь села Елизаветинка радостные мгновения. Весь день и весь вечер доносились смех, музыка и забавные истории из жизни.

Фолл-Ривер, штат Массачусетс, США

    Когда Николь переступила порог дома, она услышала голос своего дяди, который как обычно своим басовитым голосом рассказывал всякие небылицы. Она тут же вспомнила, как в детстве они играли с ним в бадминтон. Она тогда едва попадала по воланчику, но очень-очень старалась, ведь в награду дядя Том угощал её лимонадом или мороженым. Это благодаря ему она так полюбила бадминтон, а вслед за ним и теннис.
    — Дядя Том, — крикнула Николь и бросила к нему, — а вы ничуть не изменились.
    — Правда? А вот ты расцвела, принцесса. Нет, ей богу, встретил бы на улице — ни за что не узнал бы!
    — А это всё благодаря лимонаду и мороженому, — усмехнулась Николь.
    — Погоди-погоди, а что это у тебя? Ракетка?
    — Ну вот, Том, надоумил нашу девочку заниматься теннисом, а теперь удивляешься, — вмешалась в разговор мать.
    — Так я же не знал! Ну, и как успехи, Николь? Рассказывай.
    — Да погоди ты, Том, пусть она хоть переоденется, умоется, она же с тренировки пришла.
    — Я мигом, дядя Том. А потом покажу вам все медали, которые получила!
    — Хорошо, давай там побыстрее.
    Николь помчалась в свою комнату, а Том продолжил рассказывать свои задушевные истории.

    Как много было недосказано за эти семь лет, как много обид таилось в сердцах каждого из братьев, но всё это теперь ничего не значило. Все причины по которым они перестали общаться сейчас казались совершенно пустяковыми. Потребовался один экстренный выпуск новостей, всего пара минут, чтобы понять, как дорог тебе твой родственник и как ничтожны были ошибки. Почему на протяжении семи лет этого невозможно было понять?


Шанхай, Китай


    Джия Сун и Ши Чжоу поднимались на крышу небоскрёба. Она была одета в длинное голубое платье и сжимала в руке два пустых бокала. Он был одет в смокинг и держал в руке бутылку итальянского вина мускат Асти. Она, слегка опьянённая, не могла сдерживать смех. Он, слегка опьянённый, не мог сдерживать себя от остроумных реплик. Ей нравились его рассказы, ему нравился её смех.
    — Тебе действительно нужно было стать актрисой. Я бы никогда не подумал, что ты живёшь в офисе, так старательно ты всё скрывала.
    — Говорят, моя бабушка играла в театре где-то в России. Может быть, это досталось мне от неё. Но ты прав, у меня были мысли пойти в театр, но я побоялась.
    — Может, оно и к лучшему. Иначе мы бы не встретились.
    — И тогда провели бы этот день в полной скукоте, я уверена. Иногда даже хорошо, что не всем мечтам суждено сбыться.
    Ши ускорил шаг и толкнул дверь. Повеяло чистым воздухом и лёгкой прохладой. Они оглядели окрестности Шанхая, нашли окна своего офиса, Ши показал, где расположена его каморка. Наконец, они присели у ограждения, свесили ноги и говорили, говорили без умолку, пока Джия не уснула на плече Ши. Он посмотрел на часы, затем улыбнулся и крепче прижал Джию к себе. Вскоре его сморил сон.

Эпилог
Международный сейсмологический центр. Графство Беркшир. Великобритания

    — Эй, Чарли. Ты понимаешь, что это крест на нашей карьере учёных?
    Чарли улыбнулся, но продолжил писать.
    — У нас заберут все наши работы, все деньги, нас посадят, может быть даже расстреляют.
    Чарли, продолжая улыбаться, на миг замер.
    — Чарли, неужели тебя это не волнует?
    Чарли, наконец, повернулся, его улыбка была ещё шире.
    — Нет, Лиза, меня это не волнует.
    Он встал и продолжил:
    — Мы с тобой обманули весь мир, заставили миллиарды людей прожить день так, как они никогда бы не осмелились прожить. Я уверен, часть людей усвоила урок, согласись, это стоит жизни двух учёных.
    — Но мы...
    Чарли подошёл к окну. Женщина последовала за ним.
    — Теперь наша очередь, Лиза. Они найдут нас очень быстро.
    Он обхватил талию Лизы и они вместе посмотрели на стремящееся к горизонту солнце.
    — Теперь это наш последний закат.

Комментариев нет:

Отправить комментарий